Рисунок головы человека: пятый этап

На этой стадии работы происходит постепенное насыщение большой формы деталями. Рисующий переходит от анализа большой формы к анализу малых форм (ушей, носа, глаз, губ), постоянно соизмеряя их с общей массой головы. Студент продолжает изучать анатомию, правила перспективы, теорию теней.
Рисуя ухо, студент должен уметь его «привязать», чтобы оно не было нарисовано на щеке или на затылке. Для этого нужно знать, что низ уха (мочка) располагается не у края челюсти, а немного выше челюсти, причем передний край мочки накрывает кость челюсти. Скуловой отросток всегда располагается в середине ушной раковины и козелка. Это каждый студент легко может проверить на себе. Начиная прощупывать скуловой отросток, студент может убедиться, что он уходит в середину ушной раковины, а палец, который прощупывает отросток, упирается в козелок (рис. 92). Для правильного определения местоположения ушной раковины надо следить, чтобы ось ушной раковины была параллельна ветке челюстной кости. На рисунке направление осей показано стрелками.
Особое внимание обращается на характер формы. Уши каждого человека имеют свой рисунок, свои характерные особенности. Зная общую закономерность строения формы уха, художник сможет легко уловить индивидуальные особенности модели. Ухо человека состоит из пяти основных частей: завитка, противозавитка, козелка, противокозелка и мочки.
Особенно серьезно надо относиться к изображению основных деталей формы головы – носу, губам, глазам. От их характера зависит и характер самой головы. А. Дюрер в своем трактате писал: «Например когда говорят: это слишком длинное или слишком короткое лицо; то же может относиться и к частям: это стишком высокий, низкий, шишковатый или изрытый лоб. Подобное может относиться и к носам. Ибо некоторые имеют большие крючковатые длинные и свисающие носы, другие же, напротив, имеют носы совсем короткие, вздернутые, толстые, шишковатые, глубоко вдавленные между глазами или же выступающие вперед от линии лба. Также некоторые имеют глубоко сидящие маленькие глазки или выпуклые большие глаза навыкате. Некоторые открывают глаза узко, как свиньи, и нижнее веко поднято у них больше, нежели опущено верхнее; иные же открывают глаза округло так что виден весь зрачок. Далее, у некоторых брови высоко подняты над глазами, у других же они лежат совсем на них или нависают над ними, и у одних брови бывают тонкими, у других – широкими.
Далее, некоторые имеют толстые, выступающие, вывернутые губы у других же губы закушенные и тонкие; у иных верхняя губа выступает над нижней или наоборот, и нередко одна бывает толще другой; у одного губа под носом длинная, у другого короткая. Также у одних бывает толстый, широкий, большой подбородок, у других же маленький и острый; иногда он отступает назад и срезан к шее, иные же сильно выступают вперед от шеи. И иногда они бывают длинными, иногда короткими, что, как говорилось выше, определяется поперечными линиями».
Приступая к детальной проработке формы, студент должен соблюдать известный порядок, чтобы не перескакивать с одного места на другое. Определяя местоположение и величину одной детали, студент должен увязывать ее с другой. Например, рисуя нос, надо следить, как он располагается по отношению к слезникам, скуловым костям, уху, уголкам губ.
«Рисовать – это значит рассуждать», – любил говорить своим ученикам П. П. Чистяков. Как же вести рассуждение? П. П. Чистяков объяснял: «Начинать просто, рассуждая, положим, так. Плоскость найдена, теперь глаз находится на высоте какой-то, проверить высоту снизу и сверху расстояние. Сразу глаз тонко не вычерчивать, а так просто искать место его. Положение по отвесной линии найдено, пойти по горизонтали; от переносицы на столько-то, от другого переносья, проверить, глядя вокруг, быстро, несколько раз. Потом вдруг взглянуть и определить положение глаза от слезника до наружного края относительно горизонта, потом нужно рисовать веко, положим, верхнего глаза. От наружного края глаза веко идет вверх – до сих пор, здесь перелом и линия идет вниз к слезнику. Нижнее веко также. Потом перекинуть прямую от точки переносья верхнего века на точку переносья нижнего века. Следует чувствовать форму между носом и слезником».
Рисуя пряди волос, ученик должен следить, за тем, чтобы они расположились по форме головы. Прорабатывая отдельные локоны, ученик не должен пассивно срисовывать их, не думая о форме. Вначале надо наметить общую форму локона, а затем переходить к его уточнению.
Итак, самое главное, надо следить за анатомической закономерностью строения формы костей, мышц и сухожилий, в особенности при рисовании живой головы, так как детальная моделировка формы требует направлением штрихов подчеркивать пластику формы. Например, при моделировке формы щеки и подбородка начинающий совершенно не видит тонких нюансов перехода одной поверхности и другую. Когда же он ознакомится с закономерностью расположения мышц – лобных (рис. 93, 1), круглых мышц глаз и рта (2, 4), жевательных (3), шейных (5), скуловой и собственной, он уже начинает улавливать и пластику формы. Не случайно И. Н. Крамской, работая над образом Христа, вылепил его голову из глины, чтобы лучше понять и прочувствовать все тонкости моделировки формы. Об этом случае И. Е. Репин писал: «Это вот, видите ли, я взял заказ написать образ Христа: писал, писал, даже вот вылепил его». Он (Крамской – Н. Р.) снял на станке мокрые покрывала, и я увидел ту же удрученную голову Христа, вылепленную из серой глины. Ах, как хорошо! Я не видел еще никогда только что вылепленной скульптуры и не воображал, что из серой глины можно было вылепить так чудесно, «Чтобы добиться легче рельефа и светотени, – продолжал он, – я взялся даже за скульптуру».
Для более яркой и убедительной передачи душевных переживаний художнику необходимо знать, какие мускулы принимают участие в движении при том или ином состоянии человека. Например, художник желает передать изумление. Он должен знать, что при этом состоянии брови человека у переносицы приподняты, рот полуоткрыт, глаза широко открыты. Участвует в этом, главным образом, лобный мускул.
Эти знания особенно необходимы при работе над портретом, тематической картиной, где передаются душевные переживания людей. Давая такие сведения художникам, И. И. Виен писал: «В прискорбии, радости, любви, стыдливости и сострадании глаза наши мгновенно становятся тучными и испускают слезы, кои всегда последуемы бывают напряжением лицевых мышц и отверстием рта; в печали оба угла рта опускаются, веки полузамкнуты и верхняя губа поднята; равно как и зрачки глаз, а как вследствие сего расстояние между оных и ртом становится гораздо более обыкновенного, то и лица приемлют продолговатые образования; в боязни страха, испуга и отвращения бледнеют лица, лбы наморщены, брови подняты, веки сильно растворены, белки глаз надмеру зримы, зрачки закачены несколько вниз, разевается рот и растягиваются губы столь далеко, что и верхние и нижние зубы от того обнаруживаются; в пренебрежении верхняя губа, поднимаясь с одной стороны, обнажает зубы, сморщивается нос и глаз той стороны почти закрывается; зрачки же опускаются вниз; в ревности брови насуплены, веки подняты, зрачки глаз опущены, верхняя губа поднята, между тем как углы рта несколько опущены, так что средина нижней губы с верхнею соединяется; в смехе углы рта подаются назад и несколько вверх, щеки надуваются, глаза смыкаются более или менее по мере причины, произведшей смех, и сверх того сморщиваются еще и нос и открывается рот, исключая лишних сил начертаний, изображающих и обнаруживающих душевные наши чувствования, все и прочие члены человеческого тела входят в выражение наших страстей, так что все его движении вообще и, одним словом сказать, внешний вид человека соответствуют совершенно душевному его положению.
А как душевное сие влияние не инако производится, как посредством чувствительных орудий, приводящих лищные наши кровавые сосуды, а особливо мышцы в различное, относительное им по страстям напряжение или ослабление, то и ощутительно, что познание оных в наипаче таковых мышц и их разнообразных действий необходимо нужно каждому художнику, дерзающему в творениях своих уподобляться природе; к достижению же совершенного ея познания, кроме анатомии, как и уже сие неоднократно и выше повторял, иного прямого пути нет».
В старых художественных школах этому разделу уделяли большое внимание. Уже в первой Академии художеств братьев Караччи ученики знакомились с действием мимических мышц лица. В пособии по рисунку А. Карраччи наглядно показывается, как выражаются эмоции человека (рис. 94).
На рисунке 95 даны схемы группировки мимических мышц лица при выражении эмоций: а) при внимании; б) при размышлении, созерцании; в) при боли; г) при смехе; д) при плаче; е) при рыдании и переживании сильного горя; ж) при выражении недовольства, презрения.
Таким образом, студент педагогического вуза должен досконально изучить научные положения учебного академического рисунка, что необходимо не только для его успешной художественно-творческой, но и для педагогической деятельности. Выдающиеся художники-педагоги прошлого при объяснении основных положений академического рисунка могли читать целые лекции по перспективе, анатомии, теории теней. Так, вспоминая об И. Н. Крамском как о педагоге, одна из его учениц писала: «Знание его анатомии человеческого тела было так превосходно, что ни одна, самомалейшая ошибка не проскальзывала мимо его внимательного взора; ни одной ошибки он не дарил вам, тот час же ее карая, и вместе с тем все это высказывалось просто, с замечательным тактом и деликатностью. Указывая ошибки, он в то же время читал целые лекции пластической анатомии, на память набрасывая скелеты или одевающие их мускулы и мышцы, владеющие теми или другими движениями и сокращениям».
О том же свидетельствует И. Е. Репин: «Меткостью своих суждений он меня всегда поражал. Особенно удивляло меня, как это, не сравнивая с оригиналом, он совершенно верно указывал мне малейшие пропуски и недостатки. Именно этот полутон был сильнее, это я уже заметил на экзамене, и глазные орбиты снизу, и нижняя плоскость носа – с плафона, – действительно, были шире».

Связанные статьи:
Первый этап – композиционное размещение
Второй этап – определение характера формы головы, пропорций и наклона
Третий этап – объемно-конструктивное построение формы головы
Четвертый этап – пластическая моделировка формы
Пятый этап – переход от общего к частному и прорисовка деталей
Шестой этап – подчинение деталей целому, обобщение

Похожие статьи:
Рисунок фигуры человека

0 комментариев

Только зарегистрированные и авторизованные пользователи могут оставлять комментарии.